.Главная
.Новости
.Концерты
.Пресса
.История
.Дискография
.Видеография
.Файлы
.Фото
.Картины
.Стена
.Ссылки
.Контакты

Главные новости

Новости || Заголовки || Поиск
"ЧИТА-ЧИТА-ЧИТААААА" (заметки в ЖЖ)
Интервью с Дианой Арбениной.

* 27 Окт, 2010 at 5:04 PM


"Радио Сибирь", 25 октября, 17:12.

В эфире песня «Питер-никотин».

Р.Ш. – Это была песня «Питер-никотин». У нас в гостях Диана Арбенина – поэт, музыкант, вокалист и просто лидер группы «Ночные снайперы». Диана, здравствуйте.

Д.Ар. – Здравствуйте, здравствуйте, Роман, здравствуйте все.

Р.Ш. – Отдохнуть успели перед концертом после поезда?

Д.Ар. – Ой, ну что такое вообще отдых для меня? Для меня главное – хорошо высыпаться. Особенно после рождения детишек это очень сложно сделать. Но, тем не менее, чем лучше спишь, тем больше энергии днём. Поэтому мне сегодня было совершенно не до того, чтобы как-то отдыхать. Потому что сначала я гуляла по Чите, потом поехала в Дацан, и вот сейчас у вас.

Р.Ш. – Ну как вам Чита?

Д.Ар. – На первый взгляд очень напоминает те места, где я выросла. Я имею в виду Север. Мы с Романом говорили, я просто объясняю людям, которые нас не слышали, что мои детские годы были на Калыме, на Чукотке и так далее. И я, конечно, по этим местам тоскую и чем старше становлюсь, тем лучше мне здесь находиться.

Р.Ш. – А вот я вам скажу, что Чита – это такое связующее звено между, допустим, Дальним Востоком, Севером, Сибирью и Центральной Россией в лице Петербурга, потому что проектировал Читу декабрист Завалишин. И он её проектировал по образу и подобию Петербурга, потому что они здесь в ссылке тосковали по родине.

Д.Ар. – Ещё бы.

Р.Ш. – Поэтому есть немного и от Петербурга в нашем городе.

Д.Ар. – Слушайте, Роман, а Чита – что такое? Как переводится?

Р.Ш. – А вот большие споры по этому поводу идут.

Д. Ар. – Ну, ознакомьте. Хотя б чуть-чуть.

Р.Ш. – Есть и шуточные. Когда пришли сюда казаки, посмотрели, то это место, та заимка. «Чи та? Чи ни та? А, будем здесь».

Д. Ар. – А ещё?

Р.Ш. - А ещё, здесь у нас бурятское население коренное. По бурятским корням, по монгольским корням этого слова. Ну и здесь вот я уже боюсь соврать, поэтому прекращу выдавать вам информацию. Но, до сих пор нет единого мнения, почему город называется именно так. Вообще, Чита это река. Вот её называют Чита, Читинка. Ну и в честь реки уже назвали город, конечно в позднее время.

Д. Ар. – А купаться там можно?

Р.Ш. – Да, конечно.

Д. Ар. – То есть летом купаетесь?

Р.Ш. – Ну в Ингоде преимущественно. У нас здесь две реки и одно озеро. У нас здесь воды очень много :о)

Д. Ар. – Ясно.

Р.Ш. – Так, и Чита это конечная точка вашего сибирского тура, да?

Д.Ар. – К сожалению - да. К сожалению, потому что как-то вот не насладиться мне всё вот этими местами, очень мало времени всегда. Сегодня ещё этот паровоз опоздал на два с половиной часа и мы как-то так всё второпях, второпях. Ещё к тому же вот чем старше становишься, тем как то всё быстрей летит. Когда маленький, вот вспомните, длинные такие дни, да? А теперь вот неделя, неделя, неделя, неделя. Или я вот смотрю, не могу оглянуться, уже скоро девять месяцев…

Р.Ш. – Ну и какие впечатления от сибирского тура, может быть, от публики, от концертов, от мест увиденных?

Д.Ар. – Опять же я очень пристрастна в этом. Мне не близка, по тому, как я выросла, не близка наша центральная полоса России, ну средняя вот эта часть. Мне, что касается Сибири, я вот уже понимаю, Забайкалья. Почему только сейчас понимаю, потому что первый раз в Чите мы. Мне это ближе. Мне ближе этот климат. Мне понятнее, вот я сейчас пришла к вам на радиостанцию, я очень не люблю панибратства, но я пришла, в общем, как к себе домой (смеётся). Я чувствую, когда есть что-то моё, всё что вот есть моё, это всё у каждого у нас из детства. Поэтом если ты провёл свои годы вот в такой атмосфере, в такой полосе, в таком климате, так и будешь себя чувствовать.

Р.Ш. – Ну если говорить о детстве, музыка каких групп, коллективов, просто музыкантов подействовала на вас в свое время так, что вы решили заниматься музыкой, прямо прошибло вас?

Д.Ар. – Ну, не знаю (улыбается). Не знаю…

Р.Ш. – А что слушали? Или что играли под гитару в юношеские годы?

Д.Ар. – Вот это всё происходило как раз таки в посёлке Ягодный Магаданской области. Там был, конечно же, питерский рок-клуб. Понятно меня очень сильно он впечатлял всегда. Ну, я могу сказать, что корни «Ночных снайперов» это, конечно, Питер и питерский рок-клуб. Это потом я туда переехала. Но что касается того, почему я стала играть, я вообще не понимаю, потому, что мне вдруг захотелось в какой-то день начать, попробовать играть на гитаре, даже не попробовать, а играть на гитаре. Я подошла к отцу, и говорю – «Тятя...» Я по-сибирски его всегда звала тятя. «Тятя, покажи пару аккордов». Он мне показал три. Я пошла подбирать песню Окуджавы «…на фоне Пушкина снимается семейство». Там ещё до мажор. А до мажор он мне не показал. Я говорю, «Слушай, а что тут, с чего начинается?» Он говорит, «Я тебе три показал? До свиданья. Дальше сама». И я как-то подобрала. Ну и вот так вот одно за другое.

Р.Ш. – Я вот помню тоже, я начал с «Пачки сигарет» Кино. И тоже помню до сих пор, как я учился, при каких обстоятельствах. Большое впечатление на меня произвело то, что смог вот так взять и чего-то там воспроизводить на гитаре. И до сих пор завораживает.

Д.Ар. – Да-да-да. Вообще, невозможно, да? Завораживает. И ты не можешь от этого сам, ну если получилось, сам отлепиться. А у отца была гитара такая, ну понятно, что очень был дешёвый инструмент. Представляете, да? Что расстояние от деки до струн большое очень. И когда зажимаешь, я помню что у меня, прямо капли крови были.

Р.Ш. – А потом пальцы розочкой вот так ещё очень долго.

Д.Ар. – Да-да, совершенно верно (смеётся). Вот, кстати, у меня до сих пор. А, кстати, вот смотрите! Вот эти вот подушечки.

Р.Ш. – Да-да-да. Они так немножечко деревенеют.

Д.Ар. – Кстати, вот потрогайте.

Р.Ш. – Да, действительно!

Д.Ар. – И к тому же не было медиаторов тогда. Рукой надо было это всё делать. Роман, можно я передам привет?

Р.Ш. – Конечно!

Д.Ар. – Я хочу передать привет Кирюше, который играет в тортики. Но я очень корыстная. Я хочу передать привет, и если он сейчас услышит, если ему понравится мой привет, понятно, я желаю ему победы в тортики, чтоб он мне сказал, сколько ему лет.

Р.Ш. – Я знаю, сколько ему лет (смеётся).

Д.Ар. – Ну, подождите.

Р.Ш. – Сейчас, в процентном соотношении, сколько вы проводите времени за гитарой, если читать там, в днях или в неделях? Часто за инструментом сидите?

Д.Ар. – Нет. Очень редко. Опять же ссылаюсь на то событие, которое произошло в этом году. Я родила двойню. Хорошо, благодаря небесам, я постоянно пишу песни, как писала, так и пишу. Поэтому инструмент я беру только тогда, когда мне нужно что-то воспроизвести. Я поняла, например, что мне нужно пойти сейчас, взять гитару, и я напишу песню. Только тогда. А так, чтоб сидеть и как-то что-то делать – нет.

Р.Ш. – Вот сейчас будет в нашем эфире песня «Армия». Может вы как-то представите её специально, по-своему.

Д.Ар. – «Армия»? «Армия» это песня, которая мне пришла в Сантьяго-де-Чили. Видите, Чита, Чили (смеётся). И почему пришла, совершенно непонятно. Я просто её услышала и записала. Тут же главное, чтобы не лениться записывать. И она для меня какая-то важная очень. (За стеклом студии организаторы концерта машут гитарой). А что это вы мне гитару показываете? Весёлые ребята такие! Я просто говорю слушателям, которые там, понятно, не видят, что у нас очень хорошая атмосфера. Песня ни в коем случае для меня не траурная, но песня – осознание, в общем, жизни. Вот и всё.

Р.Ш. – Будем слушать.

Д.Ар. – Да, я пойду к Кирюше.

В эфире песня «Армия»

Р.Ш. – Песня «Армия» звучит в эфире, у нас в гостях «Диана Арбенина», лидер группы «Ночные снайперы». И я, может быть, неправильно понимаю, а может и правильно, название этой песни даёт название вашей программе сегодняшней? Это так или нет?

Д.Ар. – Да, совершенно верно. У нас вообще альбом называется «Армия 2009». Причем, все были против того, чтобы я поставила какую-то цифру. Но я именно так чувствовала это время, и чувствую до сих пор. Поэтому так и называется - «Армия 2009». Но дело в том, что кроме этого названия там есть ещё такая, я не побоюсь этого слова, философия. Я в какой-то момент узнала… Сложно говорить «узнала мысль», но тем не менее - «еst deus in nobis» - «и в нас есть Бог». И вот это меня как-то заставило в очередной раз переосмыслить своё существование на том моменте, то есть в 2009 году. И его как то зафиксировать. То есть, в этом нет ничего святотатственного, но, действительно, если жить по совести и не бояться Бога, то всё будет хорошо. И он в каждом из нас его видит.

Р.Ш. – Я, естественно, сегодня большое количество времени провёл на вашем официальном сайте.

Д.Ар. – И что там пишут?

Р.Ш. – За исключением «Армии 2009» там есть практически всё в свободном доступе. Можно не только слушать, но и скачивать. Нажимаешь «сохранить» и любая песня доступна, не в самом высоком битрейте, но тем не менее. Вопрос: как вы относитесь к распространению вашей музыки в сети Интернет, когда песня обходит прилавки музыкальных магазинов, как это и раньше было, когда с кассеты на кассету. Но сейчас это всё более масштабно происходит, при помощи торрентов и так далее.

Д.Ар. – Как я отношусь к этому? Спокойно абсолютно. Спокойно, потому что я не считаю, что это воровство. Я просто думаю о том, что есть разные люди, и есть у каждого человека свой уровень достатка. И есть те люди, которые не в состоянии купить тот же фирменный диск, не надо их наказывать тем, что они не смогут слышать музыку. Вообще, мне кажется, что если бы она… Я, конечно, понимаю, что я сейчас говорю такие ужасные вещи (улыбается), но музыка вообще должна быть бесплатной.

Р.Ш. – Я тоже так считаю.

Д.Ар. – Потому что, ну это как вода. Вода тоже должна быть бесплатной. Это тоже беда нашего времени, что мы вынуждены платить за воду, которую хотим купить, да, допустим? Но вода должна быть бесплатной, и музыка тоже. Это же питается душа этим.

Р.Ш. – Честно говоря, многие музыканты, которые мне нравятся, говорят такие вещи, что это не моя музыка, просто она проходит через меня, и находит выход именно через меня. То есть это не моя собственность.

Д.Ар. – Совершенно чётко могу сказать, что так и со мной, потому что я действительно просто записываю. Но в этом есть большой труд. Большой труд постоянно быть открытым этому. То есть не лениться. Когда всё начинается, вроде бы так всё живо, весело и так далее, а потом с течением времени главное в себе эту способность сохранить, иначе всё закончится.

Р.Ш. – Но, тем не менее, на вашем сайте «Армию 2009» пока послушать и скачать нельзя. Это ваша позиция, политика, или вы просто не успели выложить?

Д.Ар. – Нет, это я просто не поспеваю, во-первых. Во-вторых, я не могу за всем следить. У нас есть модератор сайта, он хороший парень и всё такое, но его нужно постоянно направлять.

Р.Ш. – Вы сейчас по-прежнему переживаете период «Армии 2009», или уже есть что-то по поводу новых проектов?

Д.Ар. – Ой, мне очень нравится этот альбом, не могу сказать, что я к нему остыла. Я до сих пор им живу, и мне он нравится ещё с точки зрения того, что была предоставлена полная свобода действий музыкантам. Потому что до этого альбом «Бони и Клайд» я писала без них, но это не очень идёт на пользу вообще коллективу. Ну, представляете, да, если у вас на радиостанции вы все смотрите, а набран вообще другой штат ди-джеев и вас не пускают просто за пульт в силу каких-то причин. Мы этот процесс пережили, и пошли дальше. Но. Когда я говорила о детях, я говорила о том, что, слава богу, они мне много позволяют, несмотря на то, что их двое, и очень много времени уходит именно туда. Я всё равно пишу песни, и альбомы не поспевают за мной.



Р.Ш. – Вам приходилось давать неоднократно концерты за рубежом. Как вашу музыку воспринимают за границей? Она же на русском языке.

Д.Ар. – Ну вы же прекрасно понимаете, что там примерно восемьдесят на двадцать. Восемьдесят процентов наших эмигрантов. Причем я вас уверяю, что любому музыканту это не есть откровение. Просто говорить о том, что вот мы ездим за границу, мы там играем. Для кого мы там играем концерты? Для эмигрантов мы играем там концерты, для тех людей, которые в силу каких-то причин уехали отсюда.

Р.Ш. – Но, может быть, вы слышали случайно какие-то рецензии людей не русскоговорящих.

Д.Ар. – Да, вот это интересно, поскольку мне нравится, когда музыка цепляет вне зависимости от слова, хотя я слову большое внимание уделяю. Но, тем не менее, нравится, когда она берёт энергией своей, понимаете? Есть люди, которые говорят – «Для меня главное - слово». Парадоксально конечно, но для меня всё-таки не главное слово. Есть какие-то магические штуки, ну, например, тот же Цой. У него же очень простые, казалось бы, слова, да? И в этом есть какая-то тайна, и в этом больше магии, чем в каких-то заумностях.

Р.Ш. – Иногда вы пишите «антипесни»?

Д.Ар. – Стихи-то? Ну да.

Р.Ш. – Часто такое происходит, что рождаются слова без музыки?

Д.Ар. – Я не знаю, я это не запоминаю как-то, приходят и приходят.

Р.Ш. – Ну они вами как-то записываются, может быть издаются?

Д.Ар. – Да, конечно, я всегда знаю, когда и что, я беру лист бумаги, и я прекрасно знаю, какое у меня там состояние.

Р.Ш. – А если брать сегодняшнюю программу. Конечно, нет смысла как-то сильно рассказывать, но в общих чертах?

Д.Ар. – Сегодня я жду Ламу. Сегодня на концерт придёт Лама, и мне, конечно, очень хотелось, чтобы мы потом поговорили. Потому что я никогда не сталкивалась с буддизмом, и то, что это у меня случилось, мне кажется это ещё одно подтверждение того, что у меня в жизни всё как-то происходит верно.

Р.Ш. – Я желаю вам большой удачи в жизни, желаю вам больших успехов и понимания в воспитании ваших детей, взаимной любви, и просто большого вам человеческого счастья.

Д.Ар. – Спасибо, Роман. Именно того же хочу вам пожелать, ещё к тому же, пожалуйста, оставайтесь таким же красивым, у вас очень хорошие глаза, и мне кажется вот то, что так хорошо дышится в вашей студии, это, конечно благодаря тому, что вы молоды и в вас очень много жизни. Этого нельзя терять.

Р.Ш. – Спасибо, большое.

Д.Ар. – Кирюша, выигрывай в тортики!

В эфире песня «31 весна».


Армия Снайперов в Чите
* 27 Окт, 2010 at 9:45 AM

Я, наверное, осталась одна из последних, кто не написал об этом ничего.
Наслаждаюсь терпким послевкусием и взбудораженным состоянием.

Мы выехали довольно поздно, памятуя о том, что вовремя ничего еще не начиналось. Очереди в гардеробе не было, мы быстренько разделись и помчались наверх. 6й ряд, партер, самая серединка. Я оказалась прямо напротив микрофона ДА
Сцена задрапирована чёрной тканью, висят 2 плаката с надписью "Ночные снайперы", гитары стоят отполированные, магически светятся в лучах софитов. Сидим, ждем. Концерт начался с небольшой задержкой минут в 15.
Выключили свет, заставка из песен, которые кусками вырывают в памяти лица, события, взгляды. Такое се до боли родное. В темноте вышли музыканты. Голос Арбениной "дрессированные небом мои глаза". Аааааа, "Питер-никотин". Я чуть не подскочила, хотя и знала, что именно с нее будут начинать. Я не слышала свой голос, вспышки, у меня слезы почему-то на щеках.
Смотрю на нее как завороженная. ДА в кожаной куртке, под ней - черная майка в обтяг, джинсы, кроссовки.
После первой песни ДА наклоняется с микрофонм и томно так: "Добрый вечер, Чита". Зал гудит.
Потом была спета почти вся "Армия" за исключением, наверное, "Ножей".
Свет тухнет, музыканты уходят со сцены. Зал бесперерывно хлопает, через несколько секунд возвращаются - начинается 2й блок.
"Актриса", "Асфальт", "Сенбарнары", "31я весна", "Морячок", "Катастрофически", "Пароходы", "ЮГО-2" и еще много-много всего.
Во время "Актрисы я соскакиваю, не в силах больше сидеть и бегу к сцене. Эмоций через край. Там уже скачет несколько человек. Жарко. Танцуем, хлопаем, смеемся. ДА - нереально прелестна. Красивая (на фото она получается по-другому). И маленькая, худенькая такая. Я даже подумала - ну как в ней уместились близнецы?
Прыгает, смеется, рифмует строки, поет "чита-чита-читаааа". На "Сенбернарах" как раз на строчке "А я не люблю маленьких собак" на сцену выскочила малююююсенькая собачка. Зал смеялся, ДА взяла ее на руки. "В первый раз вам признаюсь, что эта песня не о собаках (маленьких или больших), а о любви".
Передать её энергетику невозможно. Харизматичная, неповторимая.
По сцене бегают 2 мальчика-помогайки. Приносят ДА что-то горячее (один раз точно было молоко), убирают стойки, подают гитары, меняют их, расправляют шнуры, чтобы ни она, ни кто-то другой из музыкантов не запнулся.
А Диана отрывается на все 100. Не было ощущения (как у КиШа, например), что она приехала в уездный городок и всё прокатит. Нет, всё качественно, чётко. Дирижирует. Постоянно говорит кому-нибудь из музыкантов "а еще? а еще можешь?". Показывает на пальцах вступление. Прикольно. Всё от и до держит на контроле.
На "Морячке" на сцену вышел мамонтёнок. Она сама офигела. Видимо, кто-то из группы нашел в гримерке костюм и решил оторваться. Она закрывала лицо руками, чтобы допеть песню. Потом смеялась: "Парни, а мы 3-й куплет пели?".
В конце концерта специально прошла по краешку сцены, чтоб её можно было потрогать. Я успела, да

После концерта я не смогла нормально уснуть. В голове крутились отрывки песен, как в заставке перед концертом.
27 Oct 2010 by marie
0 Комментарии

Имя:
E-mail: (при желании)

Смайл:

        

1
Rambler's Top100